gototopgototop
Я росинка твоя, россиянка

НА УРОВНЕ СЕРДЦА


Когда я слушаю Валентину Толкунову, меня не покидает

ощущение, что она обладает способностью вдруг изменить

наш внутренний ритм, и тогда мы вдруг понимаем,

как необходима нам эта мягкая женственность...

Микаэл Таривердиев

В своей небольшой книге «Как быть счастливой», выпущенной к юбилейному концерту 2006 года, народная артистка России Валентина Васильевна Толкунова написала: «…у меня ощущение, что меня просто вели по жизни. Многие люди чувствуют это, когда словно какая-то сила направляет их. У меня было такое чувство, что все не просто так». Огромную роль музыкального и человеческого таланта Валентины Толкуновой в судьбе не только России, но и всего советского и постсоветского пространства переоценить невозможно: своей негромкой песней она согревала сердца и освещала затененные уголки человеческой души. После ее выступлений возвращалась казавшаяся утраченной вера в добро, свет и благородство, а желание жить в любви и согласии с миром обретало новую силу.

История, которая со временем станет неотъемлемой частью русской культуры, начиналась в небольшом городке Краснодарского края Армавире, где 12 июля 1946 года в семье потомственных железнодорожников Василия Андреевича и Евгении Николаевны Толкуновых родилась девочка. Над именем долго не думали: в те трудные послевоенные годы хотелось одного — здоровья и мира. Может, поэтому и назвали новорожденную очень теплым и домашним именем — Валя, Валечка, Валюшка, Валентина… В марте 1948 года семья переехала в Москву. Первые воспоминания Вали — московские, а сама она всю жизнь будет считать себя москвичкой. По воспоминаниям Евгении Николаевны, дочурка росла очень послушной и покладистой: проблем ни с воспитанием, ни с учебой никогда не было. В духовном формировании маленькой Валечки большую роль сыграло то, что в родительском доме всегда звучала музыка: «У нас в доме всегда было много прекрасных пластинок: Клавдии Шульженко, Лидии Руслановой, Леонида Утесова — всех популярных исполнителей того времени. Все эти альбомы я знала наизусть, слушала их постоянно, даже когда помогала маме по дому. Я могла часами убирать квартиру и наслаждаться этими голосами. Бывало, что я застывала и просто слушала». Такая атмосфера предопределила ее судьбу. Когда девочке исполнилось 10 лет, в их школу приехала комиссия по отбору детских голосов в детский хор Центрального дома железнодорожников под руководством Семена Осиповича Дунаевского — брата известного композитора Исаака Дунаевского. Валентина Васильевна вспоминает, что не хотела идти на прослушивание, но школьная учительница настояла на том, чтобы ребенку все-таки дали возможность спеть. Валя оказалась среди семи счастливчиков, отобранных в хор, и уже через два месяца она пела в старшей группе хористов, а еще через пару лет стала солисткой большого детского коллектива. Годы эти для Вали были, наверное, не только первыми испытаниями на трудолюбие, целеустремленность и умение справляться с не по-детски сложными задачами, но и счастливым временем, когда она начала знакомиться с азами музыкального образования (первый педагог Татьяна Николаевна Овчинникова сумела привить маленькой солистке любовь к занятиям музыкой и заложила прекрасную певческую базу) и делать первые шаги на сцене: «…с хором мы пели в Колонном зале Дома союзов, мы почти открывали Кремлевский Дворец съездов. […] Мы участвовали в записях с лучшими симфоническими оркестрами. К нам на занятия приходили известные музыканты: Д.Кабалевский, В.Соколов, Ю.Чичков и многие другие. Мы пели кантаты, русские народные песни, полифоническую музыку, записывались на радио и телевидении с лучшими эстрадно-симфоническими оркестрами под управлением Ю.Силантьева, А.Жюрайтиса. Возникала атмосфера удивительного мира музыки, мы были наполнены ею, мы жили и дышали только этим». В эти годы юная Валя поняла, что жизнь свою должна связать с музыкой. Имея огромный для своих 17-ти лет опыт хорового пения, которое навсегда оставило в ее сердце ощущение волшебства, после школы она подает документы в Московский институт культуры на дирижерско-хоровое отделение. Поступила легко: ведь за плечами — не только выступления на крупнейших концертных площадках страны, но и отличные знания общеобразовательных предметов. Когда родители вернулись из отпуска, их встречала уже студентка института культуры.

С этого времени начинается новый этап профессионального становления Валентины Толкуновой: она  не только получала музыкальное образование, но и всерьез увлеклась театром, постоянно общаясь со студентами актерского и режиссерского отделений и принимая участие в их студенческих постановках. Кроме этого, Валя, как студентка музыкального отделения, имела возможность бесплатно посещать симфонические концерты в консерватории и спектакли в ведущих театрах Москвы. Именно в студенческие годы вместе с сокурсниками она открыла для себя мир современного искусства и слушала выступления уже тогда легендарных Б.Окуджавы, В.Высоцкого, Е.Евтушенко, А.Вознесенского, Ю.Левитанского. В будущем такое серьезное разностороннее образование и любовь к классическому театру и настоящей поэзии повлияло на все ее творчество: Валентина Толкунова никогда не позволяла себе выступать не в полную силу, она оттачивала каждую музыкальную фразу, прорабатывала каждый динамический и интонационный оттенок в песне, продумывала каждый свой жест. Она не признавала «дурновкусицы» ни в репертуаре, ни в одежде, ни в подаче себя на сцене.

Середина 60-х годов в Советском Союзе была замечательна тем, что в недавно распахнутые в мир окна повеяло новым и свежим воздухом зарубежных музыкальных веяний. Талантливые композиторы той поры, почувствовав свободу выбора, начали организовывать разнообразные группы, которые так или иначе по манере исполнения перекликались со всемирно известными коллективами. Одним из знаковых ансамблей того времени стал вокально-инструментальный оркестр под управлением Юрия Саульского «ВИО 66», участники которого играли и пели джазовую музыку. Когда перед руководителем ансамбля Юрием Саульским встал вопрос о том, чтобы найти замену ушедшей вокалистке (первое сопрано), было принято решение найти певицу среди студенток музыкальных училищ и факультетов московских вузов. Как и в далекие школьные годы, на вопрос комиссии по отбору вокалистов о девушке с высоким сопрано вся группа указала на Валентину. За лето подготовив джазовую программу, она блестяще спела ее на конкурсном отборе и стала участницей знаменитого оркестра. По прошествии многих лет Валентина Васильевна будет с улыбкой вспоминать, как она осваивала новые певческие приемы, и только мама Евгения Николаевна видела, насколько тяжело давались ее дочке новые вершины мастерства. В своих интервью Валентина Толкунова не раз скажет: «Сейчас я просто обожаю джаз. Он меня захватил своей глубиной, импровизацией, свободой музыкального мышления, стал для меня тем, в чем я могла, как мне тогда казалось, найти себя и раскрыться. До сих пор люблю слушать джазовую музыку, хотя пою совершенно в другой манере, стараюсь ходить на все джазовые концерты». А тогда, осенью 1966 года, неопытной в плане джазового пения, Вале было очень трудно. Что такое синкопа, она знала только теоретически, неуверенно читала с листа. После протяжных хоровых песен и романсов, на которых выросла, джазовый ритмический рисунок представлялся ей неразрешимой загадкой. Прошло немало времени, пока она не почувствовала гармонию во всем, пока не научилась свободно петь, не думая о возможных ошибках. В ту же памятную осень 66-го двадцатилетняя Валя стала женой своего руководителя Юрия Сергеевича Саульского: «Все так быстро сложилось, что я не успела и глазом моргнуть, как была с человеком, который мне привил вкус к музыке, в том числе к джазовой музыке. Юрий Саульский, джазовый музыкант и композитор, был моим первым педагогом, сидел рядом со мной и учил играть на рояле Моцарта, Баха, Чайковского... Он меня многому научил, окунул в атмосферу эстрадного искусства и помог мне стать настоящим музыкантом. […] Я очень благодарна Юрию Сергеевичу, этому замечательному человеку, который был потрясающим музыкантом, талантливым человеком и моим мужем. Ему я благодарна за пять лет совместной жизни и за то, что он привил мне любовь к джазовой музыке, научил понимать ее». Эту любовь она пронесет через всю свою жизнь.

Напряженный гастрольный график «ВИО 66» заставил Валентину из института перевестись сначала в музыкальное училище при Московской консерватории, а потом, из-за невозможности учиться заочно, — в музыкальное училище имени Гнесиных. В 1971 году выпускница престижной Гнесинки блестяще продирижировала хорами Георгия Свиридова и Дмитрия Шостаковича и получила на заключительном экзамене отличную отметку. В Московский институт культуры Толкунова вернется немного позднее, получив диплом дирижера-хормейстера в 1976 году.

Время шло. Вместе с ансамблем Саульского Валя взрослела и набиралась бесценного опыта, который в будущем поможет ей стать одной из самых успешных профессиональных певиц. Еще во время работы в «ВИО 66» чета Толкуновых-Саульских сдружилась с семьей композитора Ильи Катаева, который и предложил Валентине исполнить все вокальные партии готовящегося к выходу на экраны чуть ли не первого советского телесериала «День за днем». Так с легкой руки Ильи Катаева, с которым Валентина Васильевна будет дружить долгие годы, и поэта Михаила Анчарова, на чьи стихи были написаны песни Катаева, широкий зритель услышит новую Валентину Толкунову. Работа в этом фильме открыла для любителей музыки певицу, которая может исполнять практически все — от сложных по мелодике и технике пения вокализов до эстрадных песен — «Звук шагов», «Я ночью шла по улице», «Стою на полустаночке». Последняя из них сделала Толкунову известной. После премьеры фильма на телевидении в 1971 году Валентина поняла: из рамок джазового пения она выросла, и нужно выходить к людям с другими песнями.

Период после распада «ВИО 66» был для Вали очень тяжелым: расставшись с Юрием Саульским, она должна была начинать новую, самостоятельную жизнь. Что спасло ее тогда, в те месяцы отчаяния и безденежья? Конечно же, поддержка родных, которые всем сердцем желали ей преодолеть уже недетские трудности и помогали в этом как могли. Валентина бралась за любую работу: эпизодические роли в фильмах, участие в вокальных квартетах; она попробовала даже создать собственный коллектив из четырех девушек. Но судьба распорядилась иначе: в 1972 году на творческом вечере уже известного в то время Ильи Катаева Валентину Толкунову услышал поэт Лев Ошанин, который как раз готовил свой творческий вечер. У него с Владимиром Шаинским была бесхитростная песня «Ах, Наташа», которую сам Шаинский считал не совсем удавшейся. Валя взялась исполнить эту песню — и, как позднее сказал Иосиф Кобзон, никто об этом не пожалел: малоизвестную певицу на бис вызывали дважды. А утром она проснулась знаменитой. В своем первом выступлении Валентина вплела в волосы нить жемчуга: «Знаю, что его на Русь впервые привезли индусы, что он очень понравился нашим Ярославнам, боярыням, а позднее — купчихам. Для меня это некий символ Руси. Разве можно себе представить женский русский народный костюм и в первую очередь головной убор без жемчуга. А еще жемчуг в моем представлении — символ женственности и чистоты». С той поры она с этим камнем больше не расстанется никогда.

А дальше… Жемчужной россыпью на подающую надежды Валентину Толкунову, которую сразу же окрестили преемницей Клавдии Шульженко и Лидии Руслановой, посыпались предложения от тех, кого она еще недавно считала недосягаемыми: Павла Аедоницкого, Оскара Фельцмана, Александры Пахмутовой, Микаэла Таривердиева… Песня «Серебряные свадьбы» Екатерины Шевелевой и Павла Аедоницкого окончательно убедила зрителя в том, что на сцену пришла певица, которой долгие годы суждено будет озарять светом любви и покоя души тех, кто хотя бы раз услышал ее голос.

В 1975 году она знакомится с выдающимся концертмейстером, пианистом и композитором Давидом Ашкенази, с которым будет работать 18 лет. Он станет для неё другом, учителем и надежным партнером на сцене. Великолепный аккомпанемент рояля наполнял песни и особенно романсы, исполняемые Толкуновой, сдержанным драматизмом, погружая зрителей в атмосферу старинных музыкальных салонов.

К концу 70-х – началу 80-х годов Валентина Толкунова — долгожданная гостья на самых престижных песенных фестивалях страны, она — одна из немногих, кого ждут и необычайно тепло встречают. Годы напряженной творческой работы и поиска новых образов дали нам такие поистине знаковые произведения, как «Поговори со мною, мама», «Я не могу иначе», «Носики-курносики», «А любовь-то лебедем», «Если б не было войны». Последняя песня помогла Валентине Васильевне по-новому почувствовать свою ответственность за то, что она предлагает слушателю: «Словно выросла — эта песня изменила и мое понимание современной эстрады, и меня саму. Чувствовала, что просто петь лирически-созерцательно, как раньше, не сумею. Что в каждой песне должна быть проблема, и проблему эту я должна нести к зрителю не только как певица, но и как актриса драматическая».

Свой репертуар Толкунова формировала долго и тщательно. По воспоминаниям Евгении Николаевны Толкуновой, композитор два-три раза играл свою песню на фортепиано, а дальше дочь работала над ней самостоятельно. Очень часто писались разные оркестровки одной песни, и уже из них певица выбирала лучшую. Так, например, было с «Если б не было войны» в 1981-м, когда после долгих поисков самого подходящего инструментального оформления песня улетела в народ и стала одной из лучших в истории военной тематики на эстраде. Так же было и с одной из последних песен «Весенний май», записанной в феврале 2010-го... Иногда произведение могло лежать на старинном рояле в доме Толкуновой год, а потом Валентина Васильевна записывала его очень быстро — так случилось с песней Александры Пахмутовой и Николая Добронравова «Я не могу иначе». Композиторы, работавшие с Валентиной Толкуновой, очень тепло вспоминают это сотрудничество с профессионалом высочайшего уровня. Микаэл Таривердиев однажды писал: «...Я помню, как мы работали с Толкуновой над песней “Это я была, это я...”. Сначала она очень точно и чисто прочла с листа мелодию, затем пела без слов, постигая все оттенки музыкального образа. Потом просто читала стихотворный текст. И только после этого зазвучала песня...».

В это же время Валентина Толкунова связывает свою судьбу с журналистом-международником, писателем Юрием Николаевичем Папоровым. Вскоре, в 1977 году, в молодой семье появляется сын Николай. Молодая мама всецело погрузилась в приятные семейные хлопоты. В ее жизни это был, наверное, самый счастливый период, когда рядом — самые родные люди: родители, муж, маленький сынишка… Через много лет Валентина Васильевна с теплотой будет вспоминать, как на ее глазах сын делал первые неуверенные шаги и как позже, когда Коля был школьником, на все каникулы увозила его с собой на гастроли. Лишь грустила о том, что кочевая жизнь артиста, постоянные записи и съемки отнимали ее у сына, которого вынуждена была оставлять на попечение любящей бабушке. Рождение ребенка открыло в Валентине Толкуновой новую грань таланта: очень нежное исполнение песен для детей, первой из которых стала «Носики-курносики», спетая на «Песне-78».

Так формировался особенный стиль и жанр Валентины Толкуновой (в фильме памяти певицы ее многолетний партнер по сцене и друг Леонид Серебренников скажет об особом жанре — «Валентина Толкунова») — народность пения и в то же время тонкий аристократизм и душевность, которые не давали ей опростить русскую песню, а, наоборот, позволили создать синтез эстрадного и народного. Песни Толкуновой производили неизгладимое впечатление не только на соотечественников, но и на зарубежных музыкантов: так, в начале 80-х ее пением был очарован всемирно известный композитор Мишель Легран.

Отдельным пластом творчества Валентины Толкуновой стало исполнение романсов. Она подарила слушателю непревзойденные образцы этого жанра: «Вы вспомните меня», «Печали свет», «Музыка прожитых лет», «Не довелось»…

80-е годы были для Валентины Васильевны интересным периодом творческих поисков и экспериментов, каждый из которых открывал нам новые глубины ее актерского и певческого таланта. Любовь к театрализации на эстраде, начитанность и классическое музыкальное образование подвигли ее на очень рискованный шаг — постановку в 1986 году драматической оперы «Русские женщины», в основу которой легли поэма Н.Некрасова, стихи А.Пушкина и А.Кольцова. Музыку написал давний друг И. Катаев. Партнерами Валентины Васильевны по сцене стали легендарный Иннокентий Смоктуновский и Леонид Серебренников, артисты ансамбля «Элегия» под руководством Николая Басина, а также хор и оперные вокалисты. Сама же певица исполнила четыре заглавные роли — Невесты, Княгини, Солдатки и Свахи. Сюжет спектакля переносит зрителя в XIX век, когда после восстания декабристов высветились удивительные характеры русских женщин. Позднее музыкальные критики по-разному оценивали режиссуру пьесы, но о работе Валентины Толкуновой в качестве оперной певицы отзывались очень тепло, всецело признавая ее успех в этом амплуа, необычном для эстрадной исполнительницы.

В том же году состоялся кинодебют Толкуновой в главной роли: был снят музыкальный фильм-фантазия «Верю в радугу». Согласно народному поверью, за каждым цветом радуги закреплена своя полоса жизни: красный — война, синий — море, желтый — хлебное поле... В этом фильме она исполнила 15 совершенно разных песен и представила настолько широкую палитру образов, что впору было лишь удивляться ее искусству перевоплощения.

Следующей творческой находкой Валентины Васильевны стал телевизионный моноспектакль «Ожидание» (1989 год) на стихи Роберта Рождественского и музыку Владислава Успенского. В этом фильме драматический талант Толкуновой раскрылся в полной мере: перед нами предстала думающая актриса, способная проживать созданный ею образ, заставляя зрителя искренне сопереживать своей героине.

В 1987 году Валентина Толкунова становится художественным руководителем организованного ею Московского театра музыкальной драмы и песни (позже — творческого объединения «АРТ»), в котором были поставлены музыкальные спектакли и сольные программы: уже упомянутое «Ожидание», «Не оставляй меня, любовь» (1992г.), «Я росинка твоя, россиянка» (1995г.), «Новая весна Валентины Толкуновой» (1997г.), «России нежная душа» (2006г.), «Как быть счастливой» (2009г.), «Я сегодня обеты молчанья нарушу» (2010г.).

Нельзя не сказать о том, каким чудесным сценическим партнером была Валентина Васильевна: в истории советской и российской эстрады навсегда останутся ее дуэты со Львом Лещенко, Леонидом Серебренниковым, Муслимом Магомаевым, Владимиром Мигулей, Иосифом Кобзоном и, конечно же, совместные выступления с родным братом — профессиональным певцом, заслуженным артистом России Сергеем Толкуновым.

90-е годы для Валентины Васильевны оказались трудными: общество, считавшее себя новым и прогрессивным, попыталось отодвинуть на обочину истории прежних кумиров. Кто-то сломался, кто-то в спешке, чтобы выжить, до неузнаваемости менял репертуар, кто-то начал преподавать, писать мемуары или ушел в бизнес. Остались из той золотой когорты семидесятников немногие, и среди них — Валентина Толкунова. Она не стала бороться за телеэфиры и первые строчки в новомодных чатах, а уезжала с концертами по России и зарубежью: «Я осталась тем, на кого училась, я осталась с музыкой, театром, со своими друзьями, которые писали мне песни, и песни эти становились популярными. Это, наверное, меня и спасло, так как я занимаюсь тем, что мне всегда нравилось. И благодаря моей энергии, силе воли и прекрасным людям, которые меня окружали, все получилось. По-прежнему мы ездили с гастролями, обкатывали наши спектакли. Это были сумасшедшие гонки на гастролях, съемки на телевидении. Я очень благодарна тем людям, которые были со мной в то время». Финляндия, Япония, Индия, Германия, Люксембург, США, Канада, Греция, Австралия, Китай, Вьетнам, Сингапур, Израиль — вот неполный список стран дальнего зарубежья, где Валентина Васильевна побывала с концертами. И всегда она собирала аншлаги: люди приходили за тем, чего им не хватало в жизни, — за нежностью, добротой и светом, которыми были наполнены выступления российской певицы. Валентина Толкунова пела для ветеранов Великой Отечественной войны, в госпиталях для солдат, раненных в Афганистане и Чечне, в женских колониях, принимала участие в благотворительных концертах для многодетных и малообеспеченных семей. Она содействовала восстановлению одного из храмов Задонского монастыря в Липецкой области.

Ответственная гражданская позиция, забота о сохранении традиций русской духовности и культуры подвигли Валентину Васильевну на широкую общественную деятельность. Она помогала подмосковному детскому дому, шефствовала над Кадетским корпусом Министерства юстиции в Москве и Кадетским корпусом УВД Перми, являлась членом правления Фонда Мира Москвы и членом правления Центрального дома работников искусств, членом учредительного совета и членом правления Центра народной помощи «Благовест».

В песнях же Валентина Толкунова все чаще обращалась к проблемным темам: сложные взаимоотношения родителей и детей («Родители наши», «На этой огромной планете, сынок», «Запоздалая песня», «Здравствуй, сынок», «Пестрая косыночка»), мужчины и женщины («Старый вальс», «Одиночество вдвоем»), человека и природы («Рубили дерево», «Прости, лес»). Были в ее репертуаре военные («У старого окопа», «Дети Ленинграда») и патриотические («Россиянка», «Прости меня, Россия», «Турмалины») песни. Менялись интонации, но неизменной оставалась сердечность, теплота, душевность и духовность. В интервью певица не уставала повторять: «Духовное возрождение тогда и будет, когда каждый человек поработает над своей душой. Научится духовности. И поймет, что свою землю надо любить, надо спасать. Не позволять разрывать ее на разные куски. Каждый человек на своем месте должен поднимать свою Родину с колен. И тогда Россия выздоровеет и станет самой счастливой, самой духовной страной мира».

Желание Валентины Толкуновой возродить духовность проявилось на качественно новом этапе ее творчества, который ознаменован исполнением таких песен, как «Спаси и сохрани» Евгения Крылатова и Анастасии Сухановой, произведений на стихи Надежды Дерзновенко, песен автора и исполнительницы Светланы Копыловой.

Первое десятилетие ХХІ века стало для певицы очень плодотворным: она была востребована, записала десятки песен, с коллективом сделала несколько больших сольных музыкально-поэтических программ. Она спешила отдать свое сердце зрителю. Как и в прежние времена, возле нее были самые родные люди: вернувшийся из многолетней командировки муж, мама, брат. Повзрослевший сын стал незаменимым помощником в подготовке и проведении концертов. Но болезнь, которая, казалось, навсегда отступила, напомнила о себе 5 лет назад. Все уговоры семьи и близких поберечь себя были напрасными, и ответ был один: «Я должна идти с песней к людям. Они меня ждут, и я не могу разочаровать их». Опять концерты — не только по России, но и по зарубежью, участие в творческих вечерах и концертах памяти коллег и друзей, сотрудничество с новыми авторами и записи новых песен, съемки в передачах и документальных фильмах. Валентину Васильевну пригласили преподавать в Российскую академию музыки имени Гнесиных на вокальное отделение эстрады. Прослушав абитуриентов, она пришла к неутешительному выводу: молодежь осталась без выбора, видя лишь настойчиво предлагаемые образцы западной современной музыки: «…каждый из них старается не быть самим собой, а быть дублером какого-то модного певца. А если бы у молодежи был выбор, то наверняка она бы сориентировалась, поскольку песня многообразна».

За 44 года творческой деятельности Валентина Толкунова спела более 600 песен, работала более чем со 190 композиторами и 230 поэтами, она 26 раз становилась лауреатом телевизионного фестиваля «Песня года». Имела множество наград — начиная от званий заслуженной артистки Калмыкии (1975 г.), заслуженной (1979 г.) и народной (1987, 1991 гг.) артистки Российской Федерации, государственных и общественных орденов России (орден Дружбы, орден Почета, орден «Меценаты столетия», Международный орден Чести, орден Петра Великого и др.) и заканчивая званиями заслуженного энергетика, почетного пограничника, почетного железнодорожника…

Она беззаветно любила людей, была настоящим Гражданином и дарила свой талант зрителю. На себя же времени не оставалось… Февральский концерт в белорусском Могилеве оказался для Валентины Васильевны последним: до конца отработав программу, она, улыбаясь, ушла за кулисы... 22 марта 2010 года Валентины Толкуновой не стало.


 


Я росинка твоя, россиянка